КРЫМСКИЕ ТАТАРЫ – ЗА РУССКИХ ЦАРЕЙ!

Будучи Православным многогнациональным государством, самодержавные Московское Царство и Российская Империя всячеки старались привлечь на свою сторону разные нации и народности, населявшие Европу, Азию и даже (вспормним А.С.Пушкина, 215 лет со дня рожденяи которого исполняется в этом году!) Африку на протяжении XV – XX веков.

Все это в полной мере относится и к народу крымско-татарскому. Который с 1237 до 1427 годов были демографическим большинством Улуса Джучи (Золотой Орды), в 1441 – 1477 гг. - основой Крымского ханства (Кирим-Ханлиги, или Кирим-Йурту) ханов Гиреев со столицей в г.Бахчисарай (включавшего, кроме земель Степного Крыма, территории между Дунаем и Днепром, Приазовье и большую часть нынешнего Краснодарского края РФ), с 1478 по 1774 годы превратился в вассала Оттоманской (Блистательной) Порты, с 1783 г. сделался политическим союзником Санкт-Петербурга, а с 1783 по февраль 1917 годов, - верноподданным Русских Царей и Императоров из Династии Романовых.

И служение это имело древние корни! Так, уже на рубеже XIV – XV в Крыму проживал «татарин Давыд Рыбчак, сын которого, Михаил Ростопча, выехал в Москву около 1432 г.; потомки его служили по Твери, Клину и Ржеву, а в XVII в. — и в Москве, дав начало графскому роду Ростопчиных». В 1478 г., после того, как монгольские рати хана Ахмата на время восстановили власть Орды в регионе, на Русь ушли и ей служили крымские царевичи Джанибек, Нордоулет и Гейдар; до самой кончины своей в 1515 г. верность Кремлю сохранял и их отец, хан Менгли-Гирей. Политическим агентом Великого Князя Иоанна Третьего (1462 – 1505) был крымчак Хозя Кокос. В 1532 г., когда русские полки, для защиты от литовцев, заняли города Белев, Одоев и Новгород-Северский, туда же, для усиления местных гарнизонов, был отправлен служилый татарский царевич Акдовлет, сын Ахкурата. 22 июля 1531 г. о намерении ордынцев захватить Рязань и окрестности москвичей предупредили пришедшие «из Крыма служилые татары Кидирек с товарищами», а в 1533 г. такой же подвиг совершил их земляк Неболса Кобяков. В Ливонской войне 1558-1583 гг. хорошо зарекомендовала себя татарская конница, а в период с 1584 по 1598 годы отдельные представители крымско-татарских знатных фамилий, приняв Святое Крещение, исполняли важные поручения последних Рюриковичей.

Еще более яркие примеры дает нам правление Династии Романовых, 400-летие которой мы отмечаем именно в этом году. Так, еще в период Великой Смуты князья Юрий и Василий Яншеевичи Сулешовы, сыновья крымчака Янши-мурзы Сулешова, были среди тех ратников, кто громил самозванца Лжедмитрия I-го, уничтожал «карамольников» разбойного холопа Ивашки Болотникова, изводил под корень сторонников изменившего присяге атамана Заруцкого, оборонял русские города от воров и бандитов. Крымского татарина Юрия Сулешова знал и ценил первый Царь из Дома Романовых Михаил Феодорович (1613 – 1645), при котором он, будучи рындой, а с 1615 года – боярином, сидел рядом с известным тогда на всю страну Дмитрием Михайловичем Пожарским и племянником Царицы-инокими Марфы, Борисом Михайловичем Салтыковым. Именно князь Юрий Сулешов побивал непокорных казанцев (1615 – 1616 гг.), под Дорогобужем нанес решительное поражение знаменитым польским «лисовчикам» полковника Чаплинского, заведовал Приказом сыскных дел (1621 – 1623, 1625 - 1630), Разбойным приказом (1628 – 1639) и Приказом сбора даточных людей (1631 – 1636), «управлялся» в Тобольске (1623 – 1626) и воеводил в Новгороде (1630 – 1632), владел подворьем в Москве, на углу Ильинки и Введенского переулка. Его родной брат Василий (Маметша-мурза) оборонял Первопрестольную от орд польского королевича Владислава, заведовал организацией Царских пиров, во время которых «стоял у стола Царского» (1622 – 1629), принимал участие в ряде дипломатических мероприятий того времени.

Крымские татары

Не меньше славы принес крымским татарам и XVIII век. К примеру, в ходе начавшейся при Императрице Анне Иоанновне (1730 – 1740) Русско-османской войны 1735 – 1739 годов отдельные представители этого племени служили проводниками в армиях русских генералов Бурхардта-Кристофа Миниха (1683 – 1767) и Петра Петровича Ласси (1678 – 1751). При Государыне Екатерине Великой (1762 – 1796), в 1786 – 1774 гг., вспыхнуло еще одно столкновение Санкт-Петербурга с Блистательной Портою, причем после разгрома князем Василием Долгоруким хана Селима III, крымцы в массовом порядке покорились, прекратили сопротивление, сложили оружие и, составив присяжный лист, избрали ханом Сахиба II - го Гирая (1771 – 1775). 1 марта 1784 г. последовал Высочайший Указ «О составлении войска из новых подданных, в Таврической области обитающих», на основании которого было образовано «шесть таврических национальных дивизионов конного войска», распущеных только в 1792 – 1796 годах.

Новый этап службы лучших представителей крымско-татарского народа России наступил в преддверии и в ходе Отечественной войны 1812 года. Историк Михаил Кунин пишет, что уже в 1806 г. мусульманское население Крыма во главе с муфтием Мурзой Челеби и мурзами изъявили ходатайствовало о возможности служить в Русской армии «на всем своем иждивении для защиты Отечества», причем в добровольцы записались тогда 250 человек самых родовитых крымских дворян. Стремясь максимально мобилизовать страну для противостояния Наполеону Боунапарте, Царь Александр Первый (1801 – 1825), с подачи своего верноподданного друга, крымско-татарского князя Кая бей Балатукова, одобрил создание (в качестве ополчения) 4-х (Симферопольского, Феодосийского, Перекопского и Евпаторийского) крымско-татарских конных полков (1807 – 1808). Непосредственно же перед самым нашествием «армады двунадесяти языцей» «симферопольцы» (командовал ими сам Кая-бей Балатуков) и «перекопцы» (командир – Ахмет-бей Хункалов) влились в состав Первой, «феодосийцы» под началом Али мурзы Ширинского - во Вторую, а вооруженные исключительно ножами и пиками «евпаторийцы» Абдуллы аги Майского - в Третью русские армии. Тогда же два из этих полков сторожили границу с Пруссией; с началом боевых действий Симферопольский и Перекопский полки, состоя в отряде Платова, приняли участие в сражениях при Смоленске, Можайске, Бородине, Малоярославце, Тарутине, а Феодосийский полк, будучи подчинен генералу Иловайскому – 5-му, участвовал в делах под Кобрином, Пружанами и Городечной. Три крымско-татарских полка, дойдя до самого Парижа, в 1814 – 1817 годах были расформированы и распущены по домам.

Крымские татары
Группа чинов Крымско-Татарского эскадрона.1858 год. Картина работы А.И. Гебенса

На отличные боевые качества крымских татар обратил также внимание Император Николай I (1825 – 1855). В 1827 из тех из них, кто к тому времени уже имел боевой опыт, отличия и награды, формируется причисленный позднее к лейб-гвардии Казачьему полку Крымско-татарский эскадрон, чьим офицерам 26 июля того же года присваиваются права Старой Гвардии. Данная воинская часть Русской Императорской армии прошла нелегкий боевой путь, покрыв себя неувядающей славой в ходе Русско-османского противостояния 1828 – 1829 гг. (особеннно, - в боях за овладение мощной вражеской крепостью Варна 13 июля – 29 сентября 1828 года), а также во время Восточной войны 1853 – 1856 годов (охрана Балтийского побережья и Кронштадта частями полковника Батыра Челеби Муфтия-заде, сражение отряда ротмистра Омер-бея Балатукова на речке Черная в составе частей генерал-лейтенанта Рыжова, столкновение с британцами на Маккензиевой горе в Севастополе, где особо отличились унтер-офицер Сеитша Балов, рядовые Селим Абульхаиров и Молладжан Аметов). Будучи 26 мая 1863 переформирована Царем Александром II (1856 – 1881) в Команду лейб-гвардии крымских татар и войдя в состав Собственного Его Величества конвоя, данная часть (точнее, – ее шесть кавалерийских дивизионов) проявилa чудеса храбрости в борьба с османами за Балканы в 1877-1878 годах (бои за Плевну, Ловче, Горный Дубняк), а также при выполнении охранных функций на Крымском побережьи. 16 мая 1890 г,. по приказу Самодержца Александра III (1881 – 1894), эта команда была расформирована.

В годы Первой Мировой войны Крымский конный Её Величества Государыни Императрицы Александры Феодоровны полк, находясь в составе 1-й Русской армии генерала-от-кавалерии Павла Карловича фон-Реннекампфа (1854 – 1918), принимал участие в Восточно-Прусской операции. В дальнейшем полк этот отличился при обороне от кайзеровско-австрийских войск Варшавы, 28 апреля 1915 года у села Карнишов (Юго-Западный фронт) его бойцы в конном строю атаковал сидевших в окопах австрийцев, выбили их с позиции и взяли в плен более 500 солдат и офицеров противника, в период с 22 мая по 31 июля 1916 года с успехом приняли участие в Брусиловском прорыве а в 1917 г. проявили стойкость и упорство в тяжёлых боях на реке Збруч. Именно в это время в полку оформилось крепкое легитимистское ядро, - офицерская группа С.Муфтий-Заде, куда входили Л. Глазер, В. Ван-Воорендейк, М. Шлее, В. Апанасенко, К. Бехтольд, В. Эммануель, А. Люстиг, П. Росницький и другие военнослужащие.

Как пишет Наталья Шайкина, «Крымский конный полк был единственной (кроме «Дикой дивизии») частью Русской армии, отказавшейся после февраля 1917 г. сложить присягу перед Императором Николаем Вторым. После этого история полка складывалась драматично — драгуны оказали сопротивление большевикам. В мемуарах генерала Петра Николаевича Врангеля говорится о том, что эскадронцы крымские татары дважды пытались отбить город. «Утром 8 января нового, также треклятого, как и минувшая осень, 1918 года ялтинцы узнали, что ночью два эскадрона Крымских драгун, стоявших в Ливадийском дворце, воевали с местной красной гвардией. Крымцы потерпели поражение и отошли в горы…». На следующий день эскадронцы предприняли новую попытку штурма. Они захватили западную часть города, но по ним открыли огонь два прибывших из Севастополя миноносца. Эскадронцы участвовали в боях и в других крымских регионах».

По мнению С.В.Волкова, «после октябрьских событий 1917 года полк прибыл в Симферополь, где находились его казармы мирного времени. Когда на полуострове было создано крымско-татарское правительство, военнослужащие полка поддерживали порядок в Крыму, а с января 1918 года участвовали в боях с большевиками». После падения Симферополя, потеряв 13 офицеров, «полк был возрожден в Белой армии на Юге России. В составе различных подразделений татары участвовали в боях в Крыму на Акманайских позициях, а также против Махно, в Бредовском походе из-под Одессы в Польшу и других операциях. К августу 1920 года в полку находилось около 450 человек. Дальнейшая его судьба мало чем отличалась от остальных формирований Белой армии. Его пеший эскадрон, откомандированный 9 октября 1920 года в состав стрелкового полка 2-й кавалерийской дивизии, был уничтожен 30 октября у деревни Мамут под Джанкоем, но конный эскадрон успел эвакуироваться».

Как полагает Дмитрий Арапов, столь же верноподдано вело себя и гражданское крымско-татарское население. Например, после 19 июля 1914 года «крымские мусульмане вошли с ходатайством об открытии лазарета, который должен был содержаться за счет доходов с движимого и недвижимого имущества духовных учреждений. Также в Крыму под предводительством Сайде Ханум Муфти-заде был создан Комитет для сбора пожертвований теплыми вещами в пользу российских военнослужащих».

Таким образом, многие крымские татары верно служили Царям и Императорам из Династии Романовых, проявляя чудеса мужества, самоотверженности и героизма.

Александр Машкин


Источники и литература:

Арапов Д. Ислам в Российской империи (законодательные акты, описания, статистика). - М., 2001;

Базилевич К.В.Внешняя политика Русского централизованного государства. Вторая половина XV века. – М., издательство МГУ, 1952. - 542 С. – С.62 - 63;

Богуш С.С.История Царства Херсонеса Таврийского. – В 2-х томах. – Т.2. – Книга 16. - СПб., типография Шнорра, 1806. – С.С.264 – 266, 274;

Бочкарев В.Н. Московское государство XV – XVI веков. По сказаниям современников-иностранцев. – СПб., типо-литография «Энергия», б.г. – 144 с. – С.101 – 104;

Волков С.В. Возрождённые полки Русской армии в Белой борьбе на Юге России. - Москва: ЗАО Центрполиграф, 2002. — 574 с. — С. 58, 229 – 302;

Волков С.В. «Восточные части» Российской армии // Восточная коллекция, 2001. № 3;

Врангель П.Н. Записки. Ноябрь 1916 г. - ноябрь 1920 г. – В 2-х т. – Минск, Харвест, 2002. - Серия: Воспоминания. Мемуары;

Габаев Г.С. Законодательные акты и др. документы о военной службе крымских татар в рядах войсковых частей, предков нынешнего Крымского... конного полка. Предисловие. - Симферополь. 1914;

Габаев Г.С. Крымские татары под русскими знаменами. Краткая справка. - СПб. 1913;

Иконников В. Максим Грек. – Вып.1. – Киев, типография университета, 1865. – 198 с. - С.169;

Казакова Н.А. Западная Европа в русской письменности XV – XVI веков. Из истории международных культурных связей России. – Под ред. акад. Д.С.Лихачева. – Л., Наука, 1980. – 278 с. – C.156;

Казин В. Х. Казачьи войска. Справочная книжка императорской главной квартиры. - Под редакцией В. К. Шенка. - СПб., 1912;

Крымский конный Её Величества Государыни Императрицы Александры Фёдоровны полк и полуторавековая служба татар Крыма Державе Российской. 1784 - 1934. - Сан-Франциско, 1978. – 21 с.;

Лохвицкий А. О пленных по древнему русскому праву (XV, XVI, XVII века). - М., в Университетской типографии, 1855. – Паг. разн. – С.31;

ПСРЛ. – Т.VIII. – C.151;

Сборник РИО. - Т. ХIX. - C. 215. - № 47.

Сыроечковский В.Е. Пути и условия сношений Москвы с Крымом на рубеже XVI века, стр. 200, 215—223, 228;

Фехнер М.В. Торговля Русского государства со странами Востока в XVI веке. – М., Государственное издательство культурно-просветительной литературы, 1956. - 122 С. – С.8.

Черепнин Л.В. Образование Русского централизованного государства в XIV – XV веках. – М., издательство социально-экономической литературы, 1960. – 899 с. – С.398 – 399;

Шайкина Н. Крымскотатарский эскадрон на Царской службе // Orim ru;

Шокарев С. Крымские мурзы на службе у российского государя. Князья Сулешовы // http: // www.ereading.ws/chapter.php/73437/30/Shokarev__Taiiny_rossiiiskoii_aristokrat;

Эрнст Н.Л. Конфликт Ивана Третьего с гунеэзской Кафой (К истории московско-крымской торговли и происхождения казачества). – Симферополь, 1927. – 16 с. – С.5;

"ЦАРСКIЙ КIЕВЪ"  09.10.2014

Главная Каталогъ

Рейтинг@Mail.ru