ОБ ОСУЖДЕНИИ

«Дщи2 вавmлHнz њкаsннаz, бlжeнъ, и4же воздaстъ тебЁ воздаsніе твоE, є4же воздалA є3си2 нaмъ: Бlжeнъ, и4же и4метъ и3 разбіeтъ младeнцы тво‰ њ кaмень» Пс. 136, 8-9

Тем, кто оказался в оккупированном Киеве, представилась редкая возможность увидеть изнутри вавилонскую кухню. Великая блудница выплеснула свою нечисть на улицы русского города. Среди погибших бунтовщиков киевлян всего лишь около 10%, остальные приезжие. Но это не значит, что киевляне были в стороне от кровавых событий. Сердобольные бабушки приносили свои вязанки хвороста на огонь революции.

Киевляне снабжали боевиков автомобильными покрышками, бензином, продуктами питания, медикаментами; а в трудные минуты по зову со сцены майдана они создавали массовость. Что же двигало этими людьми, претендующими на звание революционеров? Я говорю, не о «свідомих» боевиках, которых не так уж много и у них есть идеологическая позиция, а о «пересічних громадянах», которые даже не знают, что такое 14/88 на щитах «борцов за демократию» и чем отличается СН от НС. Благо, сейчас в Киеве есть кого спрашивать о мотивах движения революционных масс, они кругом: на работе, среди друзей, в транспорте. Их даже спрашивать не надо. Они сами говорят - говорят громко, дерзко и богохульно. Когда начинаешь выяснять у тех из них, кто еще сохранил способность рассуждать, почему они идут на такие жертвы ради отстранения от должности одного человека, ведь можно было бы несколько месяцев подождать и переизбрать другого, то выясняется, что у них всего два главных аргумента: «он вор», и он роскошествует пока мы страдаем в нищете.

Как показывает история, эти два аргумента являются главной движущей силой всех революций, и называются они: осуждение и зависть.

То, что зависть – это плохо, знают почти все, они только часто не замечают этого порока у себя, и когда говоришь им: «так почему же вы не радуетесь за него, что хоть кому-то у нас хорошо живется», они смотрят на тебя как на сумасшедшего. Правда после аргументов о том, что у президентов принято жить лучше чем у рабочих, и что у царских чиновников дворцы были покруче, некоторые из них все-таки начинают прислушиваться. А вот осуждение дело более тонкое, требующее разъяснений – почему же это плохо. Поэтому в первую очередь остановим внимание именно на осуждении. Что это, откуда и почему.

«Не судите, да не судимы будете»

Эта заповедь об осуждении дана Господом во время Нагорной проповеди. Вот ее текст: «Не судите, да не судимы будете, ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить. И что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь? Или как скажешь брату твоему: "дай, я выну сучок из глаза твоего", а вот, в твоем глазе бревно? Лицемер! вынь прежде бревно из твоего глаза и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего» (Мф. 7:1-5). Как видно из текста, судить запрещено не абсолютно, запрещено судить лицемерно. Св. Иоанн Златоуст в доказательство того, что запрещено не всякое суждение приводит несколько цитат из Библии, в которых призывается к обличению грешников, например: "Пойди и обличи его между тобою и им одним. Если же не послушает, возьми с собою" другого, если же и при этом не уступает, "скажи церкви" (Мф. 18:15-17). Он пишет также, что если бы запрещено было судить вообще, «то все пришло бы в расстройство и в Церкви, и в гражданских обществах и в семьях. Если господин не будет судить своего слугу, а госпожа служанку, отец сына, и друг своего друга, то зло будет распространяться все более и более». Дальше он объясняет, что судить запрещено только тем кто, будучи грешниками, осуждает других за маловажные поступки. Также он говорит, что апостол Павел «запретил не вообще судить, но судить только высших, в виду неизвестности дела». Мы не знаем всех обстоятельств дела, так как что-то нам не положено знать, по нашему положению, а что-то мы не можем знать из-за своих ограниченных способностей, например, сердце другого человека. Поэтому наши суждения могут оказаться несправедливыми и мы можем впасть в грех лжесвидетельства и клеветы. Это не значит, что не надо останавливать грешников но означает, что не надо судить в том в чем сам грешен. Господь не запрещает обличать или исправлять, но запрещает нерадеть о собственных грехах и восставать против чужих.

Так же он разъясняет как надо судить других, исходя из слов: «каким судом судите, таким будете судимы». Эти слова означают что судить других надо милосердно, так как мы хотели бы, чтобы Господь судил нас на Страшном суде. «Ибо суд без милости не оказавшему милости» (Иак. 2:13).

Разъясняя в другом месте что такое празднословие, к которому в частности относится пересказывание слухов, св. Иоанн Златоуст приводит слова Господа: «Ибо от слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься» (Матф. 12:37) и говорит: «не злословимым надобно страшиться и трепетать, а злословящим, потому что не злословимые должны будут оправдываться в том, что о них разносимы были недобрые слухи, но злословящие дадут ответ в том, что они говорили о других худо». Дальше он говорит, что если даже то, что мы пересказываем о ближнем истинно, все равно будем наказаны, так как предвосхищаем себе честь, принадлежащую Богу, которому предназначен престол суда. «Если же и явных грехов оглашать не должно, то тем более неизвестных и недоказанных». А тем которые очень хотят быть судьями, св. Иоанн Златоуст советует посадить в совести своей разум и поставить перед ней все свои беззакония и судить именно себя, не показывая на других.

Но мы знаем, что Государство имеет институт судей и суды в которых судят не святые, а такие же грешные люди как и все мы. Но одно дело судить грехи людей, а другое дело судить преступления по кодексу, установленному Государством. Для этого дела вполне возможно найти людей, которые не нарушают например уголовный кодекс, а если судья все-таки нарушит кодекс тогда он по закону теряет свою квалификацию. Для разбора уголовных дел не обязательно знать сердце человека, а достаточно следовать букве закона. Еще надо помнить, что не каждый имеет право судить, но только судья. Бог-судья судит грехи людей по Своим законам, а человек-судья судит преступления людей согласно законам Государства и согласно этим же законам определяется, кто может судить. Когда судят те, которым не дано право судить, то такое преступление называется самосудом.

Что такое осуждение?

Глагол «осуждение» обозначает некий процесс, который имеет начало, конец и внутренние стадии развития. Грех осуждения и методы борьбы с ним подробно исследуются многими святыми отцами. Борьба с этим недугом очень важна, потому что осуждение само по себе может совершенно погубить человека, даже не имеющего других явных грехов. Примером тому служит Евангельская притча о мытаре и фарисее. Фарисей молился и соблюдал все посты и установления Закона, но был осужден Богом за то что осудил грешника мытаря, а мытарь, видя свои грехи никого не осуждал, только каялся перед Богом и был оправдан.

Для определения греха осуждения рассмотрим его составляющие, или точнее, стадии его развития.

Св. Авва Дорофей, назвав осуждение самым тяжелым грехом, выделяет три стадии, имеющие разную степень тяжести.

Первая стадия – это злословие. Злословить – значит сказать о ком-либо: такой-то солгал или украл или что-либо другое сделал плохое. Позлословить – это сказать страстно о согрешении другого человека. Св. Иоанн Лествичник назвал злословие тонким недугом, большой сокровенной и таящейся пиявкой, которая высасывает и истребляет кровь любви, лицемерием любви. Злословящие часто судят других якобы из любви и попечении о них. Св. Иоанн Лествичник пишет, что это не любовь, а лицемерие, что того кого любишь надо не осмеивать, а молиться за него в тайне.

Началом, порождающим злословие, является ненависть и злопамятство – порождения страсти гнева. Когда люди тебе причиняют неприятности и ты не покрываешь их своей любовью, а впадаешь в гнев на них, тогда душа заражается ржавчиной злопамятства, неким неусыпающим червем, съедающим ум памятью о чужих грехах. От этого происходит вражда, которая выражается в виде злословия и осуждения. Преп. Никодим Святогорец пишет, что подобное расположение души человека происходит от самолюбия и самомнения. Когда мы высоко себя оцениваем, высоко о себе думаем, то начинаем смотреть на других свысока, презирать их и осуждать, так как думаем, что мы не имеем тех недостатков которые видим в других.

Вторая стадия – это осуждение. Злословя мы говорим о другом: такой-то украл, а когда мы осуждаем, то мы говорим: такой-то вор, такой-то бандит. Осуждение – это вынесение приговора. Приговора против всей жизни человека, всего расположения его души. Св. Иоанн Лествичник пишет, что «судить – значит бесстыдно похищать сан Божий, а осуждать – значит погублять свою душу… Осуждение одно само по себе, может нас погубить совершенно». Он сравнивает человека с виноградарем. Добрый виноградарь собирает только зрелые ягоды, а кислые оставляет, так и благоразумный человек тщательно замечает в других людях добродетели, а безумный отыскивает в других людях пороки и недостатки.

Св. Авва Дорофей пишет, что всякий судит о других по своему устроению, одно и тоже действие люди могут судить по-разному. Преп. Никодим Святогорец поясняет это: «когда ты строго судишь о каком недобром поступке ближнего, знай, что какой-нибудь корешок этой же самой недоброты есть и в твоем сердце, которое по своей страстности научает тебя строить догадки о других и осуждать их». Св. Иоанн Лествичник пишет, что «за какие грехи осудим ближнего, телесные или душевные, в те впадем сами, и иначе не бывает». Поэтому когда кто-то осуждает другого в чем-либо мы можем предположить, что сам осуждающий склонен к данному греху. Если вся страна говорит, что президент вор и коррупционер, то представьте себе в какой стране мы живем. После этого понятно, что смена президента ничего не изменит к лучшему, пока мы сами не искореним в себе тех пороков в которых его осуждаем.

Но есть и третья стадия – это уничижение. Уничижать – это значит стыдить, унижать, уничтожать морально, позорить перед всеми. Св. Авва Дорофей пишет, что «уничижение есть то, когда человек не только осуждает, но и презирает другого, – гнушается им и отвращается от него, как от некоей мерзости: это хуже осуждения и гораздо пагубнее». То, что многие у нас дошли до этой мерзости можно увидеть и услышать на майдане в виде оскорбительных плакатов и высказываний в адрес других людей, которых они почитают своими врагами.

Как с этим бороться?

Однажды св. Антоний Великий сказал: «я видел все сети диавола распростертыми поверх земли; увидев это, я воздохнул и сказал: горе роду человеческому! кто возможет освободиться от этих сетей?». Конечно же, преподобный говорил не о тех сетях, которые создают либеральные псевдоконсерваторы - люди с двойным дном. Они, чувствуя свою неспособность защитить даже себя, вынуждены создавать параллельные структуры в которых исповедуется враждебная либерализму более сильная идеология, и которые опоясывают весь мир тайными сетями боевиков вроде Аль-Каиды или Гладио. Их сети уже начинают пожирать своих создателей. Эти звери пусть сами грызут друг друга. Перед нами же более коварные сети – духовные сети сатаны. Пока выродки либерализма беснуются на своих майданах нам предстоят труды по выявлению духовных козней врага и защите себя и своего народа от порождений вавилонской блудницы, порождений духа революции. Блажен, кто разобьет младенцы ее о камень.

На свой вопрос св. Антоний получил ответ: «смиренномудрие спасается от них и они не могут даже прикоснуться к нему». Смиренномудрие непостижимо тем кто его не познал, но тот, кто уже имеет любовь к нему - пишет св. Иоанн Лествичник, но еще не совокупился со смиренномудрием совершенно, тот никого не будет осуждать. Как же стяжать эту начальную ступень к смиренномудрию?

Преп. Никодим Святогорец предлагает следующие два средства для отгнания страсти осуждения:

– отгонять от себя помыслы осудить чужие недостатки и напоминать себе, что я не имею власти судить чужие грехи;

– не выпускать из ума память о своих грехах, о своих нечистых и злых страстях.

Св. Авва Дорофей разъясняет первое: «одному Богу принадлежит оправдывать или осуждать, поскольку Он знает и душевное расположение каждого и силу, стремления и дарования, телосложение и способности, – и сообразно с этим осуждает или оправдывает каждого – праведно. Ибо кто может верно знать все это, кроме Единого, сотворившего всех, и всеведущего».

Св. Иоанн Лествичник разъясняет второе: «и строгие судии прегрешений ближнего потому этой страстью болеют, что не имеют совершенной и постоянной памяти и попечений о своих согрешениях. Ибо если бы человек в точности, без покрывала самолюбия, увидел свои злые дела, то ни о чем другом, относящемся к земной жизни, ни стал бы уже заботиться, помышляя, что на оплакивание и самого себя недостает ему времени». Также необходимо помнить другие его слова: «Некоторые явно впадали в великие согрешения, но большие добродетели совершали втайне, и те, которые любили осмеивать их, обманулись, гоняясь за дымом и не видя солнца».

В конце приведем историю, пересказанную св. Аввой Дорофеем: «Святые не осуждают согрешающего и не отвращаются от него, но сострадают ему, скорбят о нем, вразумляют, утешают, врачуют его, как больной член, и делают все чтоб спасти его. – Что сделал св. Аммон, когда братия пришли и сказали ему в смущении: "пойди и посмотри, отче, у такого-то брата в келье женщина?" Какое милосердие показал он? Догадавшись, что брат скрыл женщину под кадкой, он пошел и сел на оную, и велел им искать по всей келье. Когда же они ничего не нашли, он сказал им: "Бог да простит вас". Так он постыдил их, и оказал им великую пользу, научив, не легко верить обвинению на ближнего: и брата того исправил, не только покрыв его по Боге, но и вразумив его, когда нашел удобное к тому время. Ибо выслав всех вон, он взял его за руку и сказал ему: "подумай о душе своей, брат!" – Брат сей тотчас устыдился, пришел в умиление и пресек грех. Так благотворно подействовало на душу его человеколюбие и сострадание старца».

Если мы начнем свою борьбу со страстями внутри себя прямо сейчас, начнем со своего отношения к самым близким, которых мы часто обижаем, иногда не замечая не только своих грехов перед ними, но и их смирения перед нами, тогда и на полях сражений мы станем адекватно оценивать ситуацию, и научимся вести себя так, что будем всегда исполнять волю Божию, твердо вздымая Имперский Штандарт со словами: «СЪ НАМИ БОГЪ!».

Евгений Кулагин

"ЦАРСКIЙ КIЕВЪ"  10.03.2014

Главная Каталогъ

Рейтинг@Mail.ru