Нантские нуайяды

Славная ррреволюционная Франция, подарившая миру гнилой пафосный слоган "Свобода, Равенство и Братство", отличилась не только массовым применением гильотины по отношению к лицам, не вписавшимся в свободу и демократию. В частности, поднявшийся при проклятом роялизме до прокурора бальяжа простой овернский селюк Жан-Батист Каррье применил в бретонской столице Нанте казнь путём массового утопления, получившую название "нантские нуайяды".

Каррье
Собственно, комиссар Конвента Каррье

Дело было так - 8 октября 1793 года Каррье прибыл в Нант для подавления вандейского мятежа. К тому времени в тюрьмах Нанта уже находились тысячи пленных вандейцев, священников и прочих граждан, неугодных поборникам свободы. В городе назревала гуманитарная катастрофа - надвигался голод, среди арестантов вспыхнули эпидемии тифа и дизентерии. Посовещавшись с местными ублюдками, именуемыми городским революционным советом, Каррье решил просто истребить всех пленных, но гильотина была не в состоянии быстро обеспечить столь массовые казни, поэтому пленных стали топить в реке Луаре - иногда в баржах (этот метод революционеры ослоумно назвали "вертикальной депортацией"), иногда связывая лиц разного пола попарно и бросая их в реку (т.н. "республиканская свадьба"). Строгого учёта не велось; считается, что утоплено было от 2000 до 9000 человек. Всего из 13000 заключённых погибло около 10000 - из них 2000 были гильотинированы или расстреляны, а примерно 3000 умерли от тифа и других инфекционных болезней.

В конце концов Каррье своими мерами (в осн. экономическими, подрывавшими торговлю) вызвал гнев Робеспьера и 8 февраля 1794 года был отозван в Париж. Там он в страхе за свою шкуру переметнулся к термидорианцами, но это его не спасло - в деле об аресте нантских нотаблей он внезапно стал обвиняемым, и как ни трепыхался, как ни кудахтал, 16 декабря того же года угодил на гильотину. Жизнь позорного революционного скота длилась 38 лет, хотя всем было бы лучше, если б он сдох от дизентерийного поноса по приезде в Нант.

Сказать, что впечатление от "нантских нуайяд" осталось огромное - это ничего не сказать. Единственное, почему нуайяды оставили меньше изо-следов в истории - жертвами были бретонцы, которых французы равными себе не считают. Тем более, гильотина как бы освящена кровью королей, потому и внимания ей больше, а Бретань - чуждая провинция, от Парижа отделённая, кроме расстояния, этническим барьером, и потому заслуживающая меньше внимания.

Но никогда не следует забывать о "подвигах" отребья, поднявшегося к власти с мутной пеной социальной смуты, замешанной на жестокости и лжи. Здесь и сейчас мы можем видеть, как селюки взбираются из грязи в князи, подхватывая и развивая до оверкилла любую палаческую инициативу какой-нибудь (не будем указывать пальцем) воровской хунты. Возвысившиеся ничтожества способны на всё, и чем раньше пуля, петля, снаряд или любой подручный инструмент оборвут их карьеру, тем лучше будет для многих и многих тысяч людей.

Иначе будет вот что -

ИСТОЧНИК: http://royal-farr.livejournal.com/84657.html

"ЦАРСКIЙ КIЕВЪ"  

Главная Каталогъ

Рейтинг@Mail.ru